Беда снова не пришла одна



С горечью цитирую лидирующий абзац Post scriptum прошлой недели: "В Post scriptum прошлой недели я, как сейчас понимаю, с легким сердцем писал о том, что из букета событий каждый может выбрать самое значительное по свому вкусу - выбор, как в хорошем супермаркете. Нынешняя неделя - жесткая, жестокая, беспощадная, и самое значительное событие - оно же самое печальное".

Услышьте нас на суше - наш SOS все глуше, глуше.

Поправку надо сделать, к величайшему сожалению, лишь одну: этот Post scriptum позапрошлой, а не прошлой недели логично было писать с легким сердцем. Знаковое, оно же трагичное событие прошлой недели - взрыв на Пушкинской в Москве. Знаковое событие нынешней - беда с подводной лодкой "Курск" в Баренцевом море.

Естественно, что не только в момент появления газеты в киоске, но уже и в момент, когда пишутся эти строки, я рискую опоздать за развитием событий. Ах, как бы хотелось опоздать, говоря о тающей надежде, печали и тревоге: их спасли, пока ты писал. Но, к сожалению, реальность такова, что, по мнению компетентных в этой проблематике российских и зарубежных специалистов, шансы сохраняются, но вот соотношение между плюсом и минусом удручающее.

Как сказал репортеру РТР офицер-подводник в отставке, отец одного из членов экипажа подлодки "Курск", хорошо, если сохраняются десять процентов на спасение из ста. Этот же человек выразил недоумение: почему Россия сначала отказывалась от зарубежной помощи, не приняла ее сразу, когда она была предложена, а значительно позднее?

Этим же вопросом задаются и компетентные специалисты, и переживающие за экипаж не сведущие в этой проблематике люди, в том числе и автор этих строк. Ведь помощь США была предложена еще вечером 12 августа, в субботу, "с подачи" президента Билла Клинтона, специально взявшего паузу на съезде демократов в Лос-Анджелесе. 15 августа, во вторник, помощь предложили Франция, Норвегия и дважды за этот день - Великобритания. И только на следующий день, во второй половине среды, Москва официально обратилась к Лондону за помощью.

Вне сомнения, что решение об этом принимается отнюдь не на уровне главного командования Военно-морского флота, но на уровне высшего политического руководства государства, президент которого является и Верховным главнокомандующим.

Нам остается ждать и надеяться. А тому, кто хочет и умеет, - еще и молиться.

Воспитание правом.

Нынешняя неделя в нашей стране наглядно показала, как самого разного рода проблемы люди, фирмы, партии пытаются решать через призму права, прибегая в том числе и к самым высоким судебным инстанциям: Конституционному суду страны, Европейскому суду по правам человека, парижскому Арбитражному суду, - причем иск во всех случаях предъявляется Латвийскому государству.

Думается, что, независимо от исхода каждого дела, сама эта тенденция благотворна. Потому что она побуждает государство искать юридически корректные пути решения своих многочисленных проблем, иначе говоря, эта тенденция побуждает государство становиться правовым.

Впервые в истории восстановившей независимость Латвии на нынешней неделе в Конституционном суде начался политический процесс. (Ведь процесс по делу А.Рубикса официальная Фемида трактовала как уголовный.) 23 депутата Сейма от оппозиционной фракции "ЗаПЧЕЛ" и социал-демократов настаивают на изменении Закона о выборах. С тем, чтобы отменить норму, которой поражены в политических правах, - не могут быть избраны ни в Сейм, ни в муниципалитеты те, кто после 13 января 1991 года работал в организациях, выступавших против независимости Латвии. Представляющий в суде интересы государства зав. Юридическим бюро Сейма Гунар Кусиньш мотивировал сохранение этой нормы тем, что государство оберегает себя от разрушительных влияний. Мне близка позиция советника министра господина Арвида Дравниекса, высказанная им на ЛТВ: государство и общество должны решить, сколь долго нужна им эта норма, но при этом чем меньше барьеров на пути человека, тем выше уровень демократии. Также он подчеркнул, что таким образом проблема решается политическим путем, закон же лишь юридически оформляет это решение.

На нынешней неделе стало известно о том, что совладелец Lattelekom Tilts Communications предъявил иск Латвийскому государству в парижском Арбитражном суде. В случае успеха истца компенсация за сокращение срока монопольного права может оказаться разорительной для ответчика. Но в любом случае не Tilts Communications начал разорение Латвийского государства, - стало быть, и нас с вами, а те его безграмотные (?), но, скорее, далеко не бескорыстные полномочные лица, подготовившие и подписавшие кабальный договор.

Тем временем Александр Лавент ждет решения от Европейского суда по правам человека: станет ли Страсбург рассматривать его иск на предмет неоправданно длительного, почти пятилетнего содержания в тюрьме до вынесения приговора? Если станет - это будет уже второе дело, принятое Европейским судом из Латвии.

Смежная тема.

На этой же неделе генеральный прокурор Латвии Янис Майзитис объяснил, почему он считает, что против председателя Парламентской комиссии по "педофилгейту" Яниса Адамсонса следует возбудить уголовное преследование по фактам злоупотребления служебным положением.

По заключению Генерального прокурора, на момент сенсационного февральского парламентского сообщения Я.Адамсонса у того вообще не было свидетельств против упомянутых им А.Шкеле, В.Биркавса, А.Сончикса. Представляется, что если бы оппозиционеры согласились выдать Я.Адамсонса следствию, а еще лучше, если бы сам депутат на этом настоял и пожертвовал неприкосновенностью, это был бы ход посильнее голодовки В.Биркавса. Тогда, возможно, и удалось бы Фемиде найти концы, а стране отмыться от грязи.

Автор: Залман КАЦ, Обозреватель "Республики", Республика

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha