Цена нашего cпокойствия



Генерал Юрис Рекшня - один из немногих, кто остался во властных структурах со времени баррикад 91-го - Сколько мы себя помним, у нас государство всегда экономило на полиции. Хватает ли сейчас вам денег, чтобы обеспечить, так сказать, наш покой?

- 20 лет назад в милиции была проблема - нет бензина. И сейчас - то же самое. Я с интересом просматриваю журналы 30-х годов. Тогда писали о том, что полиции не хватало овса. Эта проблема стара как мир. Количество преступлений растет, это тенденция мировая. Но мы раскрываем преступления, и я сам иногда удивляюсь, как же это у нас получается.

В Латвии сейчас есть два приоритета - НАТО и ЕС. Мы выделяем большие деньги на оборону, на охрану Восточной границы. Так ведь она сейчас называется? Но если преступность победит в этом государстве - кого мы будем охранять? Преступников? Нельзя разделять внутреннюю и внешнюю безопасность. Надо все рассматривать в комплексе. Я не политик, но мне кажется, что, во-первых, речь должна идти о внутренней безопасности, спокойствии граждан. А только потом - о внешней.

Далее - о зарплатах. Не будем разделять патрульно-постовую службу, уголовный розыск, например. Но вы мне ответьте на такой вопрос. В жизнь вошли преступления, связанные с компьютерами. "Хакер" - слово, ставшее именем нарицательным. А с этим явлением должны бороться люди, которые профессиональнее хакеров. Сколько у нас получает специалист по компьютерам, работающий в банке? 500 латов? Ну где я возьму такую зарплату? Но мы даже и эти преступления раскрываем - Факт общеизвестный: за последние десять лет из органов ушло много опытных работников. Кто сейчас работает в полиции?

- Есть умные "седые головы", с большим опытом. И есть молодые ребята, из академии, с опытом в 6-9 лет. А самое слабое наше место - это среднее звено. Должности начальников управлений, бюро, их замы. Здесь у нас постоянная нехватка. Трудно удержать молодых. Особенно в специализированных сферах - экономические преступления или борьба с организованной преступностью. Приходит парень из академии, отрабатывает 2,5 года. А потом он становится специалистом и к нему проявляют интерес коммерческие структуры. Не бандиты, как было раньше. Нормальные учреждения - банки, например. Этих полицейских пытаются перекупить и забрать к себе. Я, конечно, стараюсь убедить - ты же полицейский! Полиция всегда нужна. А банк - то он есть, то разорился. Привожу примеры. И в двух случаях из трех удается уговорить остаться. Это не окончательное решение, потому что они могут прийти опять - Что такое вооружение нашего полицейского?

- Если честно, оружие - это последнее средство. И хотелось, чтобы его не применяли вообще. Головой полицейскому надо думать. Для меня вооружение - это и техника, и компьютеры, и программы. Чем больше техники, тем меньше надо настоящего оружия.

Но, с другой стороны, вспомните Прагу, когда там проходил форум Всемирного Банка и на улицах начались массовые беспорядки. Как были экипированы чешские полицейские, как защищены, они же, как космонавты, выглядят! В них кидают кирпичи, а они - защищены. Этого у нас нет. Сейчас как все происходит - есть проблемы, ну давай вперед! А получишь кирпичом, будем лечить, может быть - Помимо финансирования, есть еще и такой аспект, как доверие населения. Полиции, по данным опросов социологов, доверяет только половина живущих в стране - Полицейских не выращивают в пробирках. Все те проблемы, которые есть в нашем обществе, есть и в полиции. Скажем, наркотики. Появляется, например, информация о том, что полицейский употреблял наркотики. Но ведь в процентном отношении у нас картина похожая, правда, таких случаев меньше.

Как возникают цифры о недоверии общества к полиции? Мы сами не всегда можем повлиять на это. Например, муниципальная полиция, которая нам никак не подчиняется. И бывший начальник Мартиньш Андерсонс, который купил дорогую машину. Но ведь рейтинг из-за этого скандала упал именно у нас.

Мне больно, что в Старом городе у шлагбаума стоит человек в полицейской форме. Это что, полицейская работа - шлагбаум подымать? Там может стоять человек в зеленой куртке и с надписью "Охрана Старого города". Мои иностранные коллеги удивляются: "Что, полиции делать больше нечего?" А я им потом долго пытаюсь объяснить, что это не государственный полицейский.

Я знаю, что в разных странах есть и федеральная полиция, и полиция самоуправлений. Но Латвия - не такое большое государство, чтобы содержать две структуры. Лучше бы часть этих денег отдали госполиции.

Но нам нужны не только деньги. Нам нужно доверие народа. Не искусственное и наигранное, а настоящее. Нам тогда работать будет намного легче.

Лимбажская история - показательна. Зверски убили женщину. Смогли бы мы раскрыть это преступление, если бы не помощь простых людей? Вряд ли. Но люди откликнулись, и мы за несколько дней раскрыли это преступление.

На Западе есть фильмы, боевики, с героями-полицейскими - они же ведь государством спонсируются. А наше Государственное телевидение? Например, День полиции - все коммерческие каналы посвятили этому событию 5-7 минут. А Государственное телевидение не показало ничего. Я хочу спросить иногда у г-на Тярве: "Зачем я налоги плачу?" - Ваша биография тесно связана с судьбой независимой Латвии. В 1991 году, как мы знаем, вы защищали Верховный совет - Я могу сказать одно - у меня выбора не было: я латыш и это моя родина. Вот здесь Балтийское море, а тут - Латгалия, и это все. Надо посмотреть газету Diena за 19 или 20 августа 1991 года. Там есть маленькая заметка - рота оперативного реагирования пришла в Верховный совет, чтобы его охранять. И один вопрос: "А вы отсюда уйдете?" И мой ответ: "Мы здесь не для того, чтобы уходить". Я думаю, что это выражает все. Я не собирался уезжать, например, в Швецию. Как некоторые бизнесмены, которые говорили: "Если здесь будет плохо, я уеду".

Выбор был у тех ребят, которые были со мной. Латыши, белорусы, русские, демобилизованные из Советской Армии. Но эти люди не колебались и встали на защиту независимой Латвии. И выбор был добровольный, потому что в то время никого принудить нельзя было... Интересно вспоминать все. Но сейчас столько людей "вспоминает, как это было", что получается, как с "ленинским бревном". Мне как-то не хочется, чтобы это напоминало старых большевиков и их рассказы о 1917 годе - Как вы боролись с преступностью тогда, в начале 90-х? Как создавали Мобильный полк?

- Это была большая и огромная сила, мощный инструмент борьбы с криминальной революцией. Но изменилась ситуация. Полк и сейчас остался, просто он структурно приспособлен к сегодняшним задачам. Сейчас его солдаты выполняют немножко другие задачи. Не те, что в начале 90-х. И сегодня вы уже, слава Богу, не видите тех бравых ребят - в камуфляже, с автоматами.

Сейчас есть объединенный патрульно-постовой отряд. В этом отряде есть подразделения быстрого реагирования - практически то же, что осталось от роты оперативного реагирования 91-го года. Спецподразделение "Омега", которое входит в состав Полиции безопасности. Есть и другие. Так что такие спецподразделения остались. Но скажу просто из своего опыта - с такими специализированными подразделениями надо быть очень осторожными. Все мы люди. Психологически полицейский, когда он попадает в спецподразделение, чувствует себя немножко выше своих коллег. Поэтому психологической подготовке уделяется очень большое внимание.

Возьмем опять 1991 год. Не в прямом смысле, но в восприятии это все-таки была война. А "из войны" психологически очень трудно выходить. Это 91, 92-й и 93-й год, когда в тебя стреляют и ты стреляешь. И тебе начинает это нравиться. Ты как бы острее чувствуешь вкус жизни. Но это нехорошее чувство. И его очень трудно потом перебороть. Я знаю, как нелегко было моим ребятам. Не будем скрывать, 1993-1994 годы - это грубый рэкет и довольно жесткая работа полиции. Потому что этого требовало время. Но потом приходит мирный период, и все становится на место. Рэкетиры приобретают имидж солидных людей. Но некоторые мои коллеги просто не смогли перестроиться, и им пришлось уйти с работы - А что потом, после 1991 года, когда Латвия добилась независимости. Что произошло со старыми связями, оставшимися со времен советской милиции? Все разбежались, если так можно сказать?

- Мы не разбегались. Мы довольно успешно работаем. И с коллегами российскими, и с белорусскими.

Проблема в другом. Возьмем один пример. Приграничная зона, не важно с кем, с Россией или с Белоруссией. Трое наших бандитов убежало к ним. Мы позвонили своим знакомым: "Мужики, помогите!". Они за сутки их задержали, "упаковали", привезли на границу и отдали нам. И говорят: "Только сделайте так, чтобы у нас - в Минске, или в Москве, не важно где - не узнали. Иногда из-за политических вопросов они могут просто нажить себе неприятности.

Мы отличаемся от полиции Дании или Швеции тем, что мы умеем работать с Россией. Нам близок их менталитет. Да и нечего скрывать - многие российские коллеги когда-то работали здесь. И нормальные отношения сохранились - А как сейчас налаживаются связи с вашими западными коллегами?

- С западными коллегами сначала было трудно работать. Полицейская работа - быстрая. Мы не можем послать официальную бумагу и месяц ждать ответа. Другое дело, если я могу коллеге позвонить в любую страну, и он сначала поможет, а только потом будем разбираться с бюрократией. Сейчас мы наладили личные контакты и с Западной Европой, и с США.

В полицейских подразделениях Европы и Америки есть очень много плюсов. Но, с моей точки зрения, есть и много минусов. Я не хвастаюсь сейчас, но того энтузиазма, который еще остался у нас, мы ни в Западной Европе, ни в Америке не увидим. Только в Латвии могут быть полицейские, которые не спрашивают: "Я вот двенадцать часов отработал, а мне добавка к зарплате будет?" Они не спрашивают, потому что знают - не будет. А там этот вопрос очень актуальный. Конечно, многие страны технически впереди нас. Но мы можем придумать, как говорил Райкин, пульку-мульку, завернуть это, пимпочку дернуть, и работа пошла. Просто люди здесь немножко иначе думают. И к некоторым вещам имеют очень своеобразный подход - Например?

- Представьте себе 1993 год и славный город Париж. Мы работаем с одним полицейским экипажем. Вдруг вызов, у нас французы спрашивают: "Вы по-русски говорите?" Выясняется, что одна пожилая женщина, из Казани, вышла из гостиницы и забыла и ее название, и где она находится. Французы в панике, достают карту и думают, что делать. Мы спрашиваем, а что хоть поблизости было? Она говорит - это. Нарисовали круг, в нем оказалось десять гостиниц. Французы прыгают в машины и куда-то летят. Мы им: "Мужики, вы куда? У вас что, телефона нет?". Они начали обзванивать гостиницы, и в третьей из них им ответили: "Да, есть такая, она зарегистрировалась у нас". Зачем для этого куда-то на машине мчаться?

Или на одной конференции я слушал выступление известного полицейского начальника из США. Но когда американец заявил, что в 1994 году он понял, что, принимая человека на работу, надо смотреть, чтобы он не был судим и не был наркоманом, - я очень удивился - Что ждет полицию Латвии в будущем?

- Появились новые виды преступлений. Торговля наркотиками и связанные с этим преступления. Почти не осталось профессиональных квартирных воров. Задержали недавно одного. Он нам жалуется: "Мужики, я месяц готовился, я же профессионал, продумывал подходы, отходы. Собирался на следующий день идти. А тут приходят три дурака с топором, ломают дверь, все хватают и убегают".

Вообще, резких изменений не будет - бюджет тот же, есть только инфляция и рост цен на бензин и электричество. Хотелось, чтобы внутренняя безопасность была приоритетом в государстве. Хочется министра на 4 года. А то каждое правительство, когда приходит, пишет декларацию: повысить зарплаты полицейским. Пока я работаю начальником полиции, сменилось уже три или четыре правительства. И все они о нас заботились. В своих декларациях. А нам иногда просто не хватает ресурсов. Мы могли бы сделать намного больше.

Начальник Государственной полиции Латвии Юрис Рекшня.

Родился в 1959 г., 11 апреля, в Риге. Закончил Латвийский Государственный университет, юридический факультет. 1977-1979 гг. - служил в армии. 1979-1989 гг. - работал в МВД, сначала милиционером в батальоне патрульно-постовой службы, потом - инспектором в дежурной части. 1991-1992 гг. - руководитель Роты оперативного реагирования. 1992 г.- заместитель начальника Главного управления полиции Риги и начальник Полиции порядка Риги. 1992 г. - командир Мобильного полка. 1998 г. - начальник Государственной полиции Латвии 28.11.2000 г. - получил звание генерала.

Автор: Алексей ВЛАДИМИРОВ, Нил УШАКОВ, Республика, Республика

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha